Владислав Микушин: "Именно при таких тренерах, как Кононов, ты добиваешься максимального прогресса".

Новичок "Торпедо" Владислав Микушин дал большое интервью клубной пресс-службе.

- Влад, ты родился в Томске, а первые годы своей футбольной карьеры провёл в клубе "Лидер" из Северска. Как случилось так, что ты попал в казанский "Рубин"?
- Был турнир региональных команд Сибири, северо-запада. На нём меня заметил тренер "Рубина" и позвал в казанский клуб на просмотр. Когда я приехал, в тот момент в "Рубине" не было Курбана Бердыева, а главным тренером основной команды был испанец Хави Грасия. Месяцев через семь в клуб пришли Иван Альбертович Данильянц и Курбан Бекиевич. Они начали полностью заниматься инфраструктурой клуба, главной командой. Меня с моим другом Ильей Агаповым стали привлекать на сборы: впервые мы поехали в Испанию с главной командой, когда мне было 16 лет. Постепенно мы привыкали к новым реалиям – и спустя некоторое время уже жили на базе главной команды.

- Было тогда ощущение, что попал в другой мир?
- Когда оказался в Академии, отмечу новые принципы по сравнению с Томском. В Сибири в основном играл в стиле "бей-беги", тактического оснащения не было. В "Рубине" тренеры Игорь Николаевич Родькин и Иван Николаевич Крылов начали прививать принципы перекрытия середины, закрытия линии передач. Потихоньку я начал втягиваться, понимать требования и прогрессировать.

- Как сложилась твоя история с "Ленинградцем"? С этим клубом ты проделал путь из Второй лиги в Первую…
- В Питер я попадал дважды. Первый раз я был полгода в аренде еще в 18 лет после ухода из "Рубина" Курбана Бекиевича. Так получилось, что в тот момент там был тренер Денис Бушуев, с которым я работал в юношеской сборной России вместе с Александром Кержаковым. Он пригласил меня в Санкт-Петербург и я, не раздумывая, поехал, понимая, что мне нужно играть и развиваться. В "Рубин" в тот момент при Романе Шаронове пришли Старфельт и Бегич: я адекватно оценивал, что тогда не составлял им какой-то конкуренции, а числился как игрок Академии, так скажем, для развития, а не для решения каких-то серьёзных турнирных задач.

- В "Ленинградце" ты поработал под руководством Сергея Кирьякова – тренера, который значительную часть своей игровой карьеры провёл в Германии. Чем тебе запомнился этот опыт?
- Про Сергея Вячеславовича могу сказать, что его отличает дисциплина. Но в то же время она не закрепощает игроков, а наоборот является способом их развития, концентрации на своих задачах. Мне он дал возможность играть и развиваться день за днём, придал уверенности в своих силах. Он говорил, что я могу совершить ошибку – и в этом нет ничего страшного, я просто делаю правильные выводы, продолжаю играть дальше и помогать команде. Кирьяков убрал вот эту зажатость. Многие могут играть в футбол, но не все могут справиться с психологическим барьером. Некоторые после ошибок расстраиваются, уходят в себя и начинают показывать футбол намного ниже своего уровня.

- Можешь вспомнить конкретный полезный совет, который тебе дал Сергей Кирьяков?
- Моя мама Татьяна Сергеевна профессионально занимается психологией, поэтому я с ней провожу достаточно много занятий, разборов различных ситуаций, которые происходят у меня в жизни. А Сергей Вячеславович меня просто направлял. После "Рубина" была у меня такая особенность: Курбан Бекиевич приучил играть "под дальнюю ногу", низом всегда, в основном не делать длинных передач, искать проникающие острые передачу в активную, выгодную позицию, чтобы команда имела преимущество. Когда я перешёл в "Ленинградец", бывали такие моменты, что чересчур старался выдумать что-то и иногда отдавал передачи, которые могли привести к острым атакам на наши ворота. Затем уже адаптировался и иногда стал намеренно упрощать игру, чтобы команде было лучше.

- Расскажи поподробнее про свои занятия психологией. В какой момент ты понял, что тебе это необходимо?
- Мама прекрасно знает, что моя футбольная жизнь – это моя футбольная жизнь, и я не спрашиваю у неё футбольного совета. Если я хочу получить футбольный совет, я обращусь к Олегу Георгиевичу и спрошу, это его компетенция. Мама – дипломированный специалист по психологии. Я могу в любой момент к ней обратиться, если наступает эмоциональное выгорание. Например, бывает, что неудачно провёл тренировку и приходят мысли, мол, я какой-то не такой… На самом деле, каждая тренировка – это опыт: отдал плохую передачу – пришёл, проанализировал. Нет смысла на этом долго зацикливаться, ведь в жизни потом будет условно ещё 100 тысяч подобных передач. Я прорабатываю и жизненные вопросы, никак не связанные с футболом. Раньше, например, вообще с огромным трудом воспринимал периоды, когда не играешь. Так получилось, что когда из "Рубина" я переехал в Воронеж и начал в 17-летнем возрасте на постоянной основе играть в ФНЛ, думал, что теперь всё пойдет очень быстро… В "Рубине" всё действительно развивалось очень стремительно: попал в главную команду, дебют в матче с "Локомотивом", всё хорошо. После Воронежа я на полгода отправился в Нижнекамск и там достаточно долго не играл, месяца полтора. Начал "загоняться", появилась апатия. Я сам по себе такой человек: и с тренером дополнительно занимаюсь, пускаю энергию на своё развитие. В тот момент думал: "А что не так? Вроде бы, я от себя всё вкладываю, а ничего не получается". На самом деле, фокус был не на успехе, а на неудачах. Теперь понимаю, что нужно стремиться всегда рассуждать конструктивно: в каких качествах тебе ещё необходимо прибавить, чтобы у тебя получилось.

- Активное стремление к саморазвитию у тебя с детства?
- Мама меня всегда направляла, но какое-то время я относился к этому довольно скептически, думал, что это что-то из разряда мистики, ведь там есть и медитации… Но неслучайно ведь в Европе некоторые футболисты отмечают голы, демонстрируя медитацию. Это часть ментальной работы над собой: спокойствие, рассудительность, уравновешенность.

Летняя предсезонка с "Ленинградцем" не задалась, перед стартом сезона получил микротравму… Первые две игры я пропустил и говорю маме: "Как такое возможно? Мы вышли из Второй лиги, я один из лидеров команды… а потом ты резко присаживаешься…"

У Вячеславыча (Сергея Кирьякова) есть такое свойство, что напрямую он редко общается с игроками. Это нормально, классика. В тот момент начали активно прорабатывать с мамой нюансы: что меня триггерит, беспокоит, и вот так постепенно я вернулся в нормальное психологическое состояние.

- На зимних сборах в "Торпедо" появились лекции о питании с профессиональным нутрициологом. Я знаю, что ты давно следишь за этим аспектом и консультируешься со специалистом этого профиля. Многие игроки приходят к этому ближе к 30 годам или не приходят вовсе… Тебе всего 22.
- Всю жизнь у меня не было никаких проблем с весом, а в Красноярске я получил травму колена. Это был непростой эмоциональный момент, который нередко бывает связан с заеданием стресса. Там я чуть-чуть набрал лишних килограммов. В моменте даже не чуть-чуть, восемь килограммов… (смеётся). Вышел такой: "Здрааавствууйте!" Что делать? Я всегда следил за питанием, избегал фастфудов, газировок. Если съесть бургер, то обязательно качественный, и очень редко, в отпуске. В течение сезона обязательно нужно питаться правильно, это помогает твоему восстановлению и подготовке к игре. Питание – топливо для твоего организма. Тебе нужны хорошие углеводы, клетчатка, белок.

Когда я был в "Рубине", Павел Могилевец рассказывал мне, как он делает тесты на несовместимость еды. У каждого ведь есть непереносимость определённых компонентов. Я сделал эти тесты, начал следить за своим желудком. Когда ты молодой, тебе вообще без разницы. Помню, мы приходили со своей тренировки в Академии, ели, а минут через 20 к нам прибегали и говорили одеваться, потому что в главной команде не хватает игроков. Тебе всё равно, что у тебя в животе, эмоции зашкаливают! (смеётся) А сейчас ты стремишься подходить к тренировке так, чтобы тебе было легко, но в то же время ты набрал ту энергию, которая позволит тебе интенсивно отработать занятие.

- Так как ты нашёл нутрициолога?
- Я работал с двумя нутрициологами: один был в моём родном городе Томске, второй – Марк Ульрих. Его в России очень хорошо знают многие профессиональные футболисты и хоккеисты. Он специализированно собирает полный анализ крови, микроорганизмов… на основе этого детально анализирует состояние организма. Большинству спортсменов привили, что когда у тебя избыточный вес, углеводы – это плохо. На самом деле, всё дело в их количестве и качестве, углеводы углеводам рознь. Съесть конфету, которая содержит 100 калорий, или 40 граммов риса – это совсем разные вещи. Инсулин растёт, падает. Когда ты погружаешься в это детально, то понимаешь, что это целая наука. Когда ты работаешь с человеком долго и доверяешь ему, ты сам видишь, как меняются твои анализы.

Здесь, в "Торпедо", ты подходишь к столу с витаминами, у тебя расписан график приёма на весь день. Есть "база", за счёт которой футболисты находятся в хорошем состоянии.

Например, в "Ленинградце" такого нет. Есть Omega, BCA – и на этом всё. Они не понимают, что такое нутрициология. Условно, у тебя стоит 10 банок таблеток с витаминами в комнате, все заходят с выпученными глазами… мол, ты ненормальный, что ли? А это важная часть жизни спортсмена, это моё долголетие и то, насколько я смогу обеспечить продолжительность своей карьеры.

- Для тебя внимание к таким нюансам – один из признаков большого клуба?
- 100 процентов. С первого дня я понял, что в "Торпедо" качество исполнителей и того, как работают все отделы клуба, полностью соответствует уровню Премьер-лиги. Мы здесь, чтобы отдать свой максимум и помочь "Торпедо" решить турнирную задачу. Дай Бог, чтобы мы сделали это уже по итогам нынешнего сезона.

- Влад, когда ты впервые узнал об интересе со стороны "Торпедо"? В какой момент уже понимал, что вероятность перехода высока?
- Две недели назад мне позвонил мой агент и рассказал об интересе со стороны "Торпедо". Честно скажу, даже сейчас у меня мурашки по коже… В "Ленинградце" я играл с Максом Беляевым и по ходу сезона мы с ним прочитали новость о том, что Олег Георгиевич может возглавить "Торпедо". Он мне говорит: "Это единственный тренер в нашей стране, который реально обучает игроков. С ним ты можешь прогрессировать". Мы бежали восстановительную тренировку по кругу. Я ему ответил: "Блин, после Бердыева вот бы попасть к такому специалисту, но мне кажется, это тяжело!" Немногие тренеры уделяют такое внимание нюансам. Если посмотреть наши тренировки, ко всему – аутам, стандартам – очень трепетный подход. У нас есть цель, и мы должны работать как единый механизм. Все должны понимать, что от нас требуют. Моя основная задача – как можно скорее впитать требования и статью полноценной частью этого механизма, чтобы все взаимодействия с ребятами были отточены.

- Приход Олега Кононова в "Торпедо" начисто лишил тебя сомнений о переезде из Петербурга в Москву?
- "Торпедо" — клуб с огромной историей, который всю жизнь котировался на уровне "Спартака", ЦСКА и других грандов. Такой клуб должен не просто быть в Премьер-лиге, а играть постоянно и находиться там на хорошем счету.

Именно при таких тренерах, как Кононов, ты добиваешься максимального прогресса: выходишь на тренировку с максимальной концентрацией и не даёшь себе поблажек. Такой подход даёт тебе возможность двигаться вперёд и не останавливаться. Я должен каждую тренировку показывать свой максимум, чтобы быть в числе 11 человек, которые выходят на поле в стартовом составе и помогать клубу достигать поставленной задачи.

- Как тебя приняли в коллективе с первых дней?
- Хорошо, что я хожу в зал… а так, сразу как прогнали по коридору, смяли бы… (смеётся). Саню Иванькова знаю, он ведь из Питера. Зимой периодически играли с ним в манеже в "дыр-дыр". Знал Бабуру, Виталика Ботнаря, Димку Полоза. Ребята хорошо встретили и помогают. У меня никогда не возникает проблем с адаптацией, я хорошо со всеми общаюсь. Не преследую цели быть источником каких-то конфликтов. Агрессия должна быть только на поле -- и в меру. Это наша команда, наш коллектив. Важно, чтобы никто не получил травму.

Уверен, что темп работы с мячом в "Торпедо" гораздо выше по сравнению с "Ленинградцем". Бытовые условия тренировок и качество поля лучше: в процессе не нужно обращать внимания на то, подскочет или не подскочет мяч. Всё быстро, все играют в 1-2 касания. Примерно то же самое было в "Рубине". Этого требуют тренеры. Думаю, полутора недель будет вполне достаточно, чтобы почувствовать себя в своей тарелке. А дальше нужно будет продолжать улучшать эти качества. Играя в наш комбинационный футбол, быстрота принятия решений и работы с мячом очень важны.

- Поделись своей личной целью на концовку этого сезона и в более долгосрочной перспективе.
- У меня есть полная уверенность, что команда сейчас выступит хорошо. Нам надо работать как единый механизм и смотреть в одном направлении… Вера в одну идею и заряженность, что мы идём к своей цели… 14 матчей – это короткий промежуток времени. 42 очка будут разыгрываться, плюс будут очные встречи. Неделю готовишься, играешь. С таким подбором игроков, как в "Торпедо", это вполне выполнимая задача. Дай Бог, чтобы мы все сплотились и пришли к этому результату.









Российские новости

22.04.2024 22:59:31
22.04.2024 22:44:21
22.04.2024 22:34:03
22.04.2024 22:26:24
22.04.2024 22:17:02
22.04.2024 22:05:13
22.04.2024 21:58:36
22.04.2024 21:45:15
22.04.2024 21:34:56
22.04.2024 21:21:16
22.04.2024 21:07:31
22.04.2024 21:00:44
22.04.2024 20:46:52
22.04.2024 20:37:19
22.04.2024 20:32:02
22.04.2024 20:04:41
22.04.2024 19:56:55
22.04.2024 19:40:15
22.04.2024 19:23:33
22.04.2024 19:09:04
22.04.2024 19:01:53
22.04.2024 18:59:22
22.04.2024 18:28:46
22.04.2024 18:15:01
22.04.2024 18:13:03
22.04.2024 17:52:58
22.04.2024 17:51:13
22.04.2024 17:32:13
22.04.2024 17:06:17
22.04.2024 16:51:26
22.04.2024 16:49:58
22.04.2024 16:30:26
22.04.2024 16:23:11
22.04.2024 16:14:00
22.04.2024 16:05:02
22.04.2024 15:53:58
22.04.2024 15:45:41
22.04.2024 15:39:51
22.04.2024 15:30:52
22.04.2024 15:29:45
22.04.2024 15:25:50
22.04.2024 15:24:46